Шанель, Маяковский, Малевич и другие

Когда я изучала искусство XX века, а потом готовила лекции по истории моды, я сделала маленькое открытие, которым хочу поделиться с вами.

Шанель не была портнихой или дизайнером. Она была авангардистом в широком художественном смысле. Таким же значимым, как Малевич и школа Баухаус в искусстве и дизайне, как Ле Корбьзье в архитектуре и Маяковский в поэзии.

Течения авангарда имели общую идеологическую основу. Посмотрим, соответствовало ли ей творчество Шанель.

⚫️Упрощение объектов до основных, несущих функции, элементов.

Здания, полностью лишенные украшательств. Кресло, в котором осталось только опора и сидение. Простейшие дверные ручки и лампы.

Маленькое черное платье — продолжает именно этот ряд. Чистая функция без украшательств. Посмотрите в галерее, как выглядели платья Шанель. И как они НЕ выглядели и не могли выглядеть.

⚫️Главенство функции над дизайном

Полки, соединенные трубками — сейчас привычная форма для хранения книг. Однако до того, как школа Баухаус переосмыслила подход к дизайну, вообразить себе хранение книг без шкафов было трудно.

Сумки Шанель — выдающееся творение. Но не из-за стеганой кожи. А потому что до Шанель никто из знаменитых дизайнеров не додумался прикрутить к дамскому ридикюлю длинные ручки. Шанель шила для современной, активной женщины. А той нужны были свободные руки.

⚫️Использование новых материалов. Применение материалов в новых для них отраслях

Железобетон стал основой для новой архитектуры конструктивистов.

Ткань джерси, ранее использовавшаяся только для нижнего мужского белья, у Шанель пошла на пошив женских костюмов.

⚫️Введение жизни в искусство

Символично, что русский футурист Илья Зданевич, автор манифеста, призывавшего «искусство вторгнуться в жизнь», был автором знаменитых принтов Шанель на джерси и несколько лет работал директором ее ткацкой фабрики.

Я часто слышу мнение, что мода не стоит внимания, что это низкий жанр для недалеких людей. То ли дело искусство, архитектура, музыка! И я очень хочу, чтобы кому-то из моих подписчиков я помогла посмотреть на одежду иначе. Как на часть большого художественного мира. С тех пор, как я начала разбираться в моде, меня восхищает в ней именно это: прямая связь обыденных и необходимых в быту юбочек с самыми высокими материями.